Сказка на ощупь
В планах у Марии Герасимовой создать шесть книг: о животных — для самых маленьких, сибирские сказки для ребят постарше, истории и легенды города, и рассказы об отдельных архитектурных сооружениях и зданиях. Фото из личного архива Марии Герасимовой

В планах у Марии Герасимовой создать шесть книг: о животных — для самых маленьких, сибирские сказки для ребят постарше, истории и легенды города, и рассказы об отдельных архитектурных сооружениях и зданиях. Фото из личного архива Марии Герасимовой

Преподаватель из Томска делает тактильные книги из войлока для слабовидящих детей

В Томской библиотеке им. Пушкина скоро появятся книги для детей с ограниченными возможностями зрения. Их делает Мария Герасимова, искусствовед, а также художник, использующий технику валяния. «Русская планета» встретилась с автором первых тактильных книг из войлока в Сибири.

– Что вас вдохновило на создание таких книг?

Я — мать двоих детей. И для них ищу всегда самое лучшее. И к этому лучшему, конечно, относятся книги. Я думаю, каждый родитель хочет, чтобы его ребенок читал интересные и познавательные истории. У нас у самих дома есть огромное количество сказок, детских повестей, стихов.

Однако я не могу не думать о том, что многие ребятишки лишены возможности читать, а также видеть красоту вокруг — например, наш старинный город. Сейчас есть книги для слабовидящих детей, но, на мой взгляд, большая их часть похожа на методические пособия или какие-то поделки. Я же хочу сделать что-то по-настоящему стоящее, полезное. Хочу, чтобы были книги, которые любая семья сможет не только прочесть, но и поставить дома на полку, чтобы возвращаться к ним.

– Почему именно книги?

Лет пять назад, совершенно случайно, я в Интернете наткнулась на положение о конкурсе тактильных книг для детей. Эта идея меня затронула. Конечно, я тогда ничего в этом не понимала и не смогла проявить себя в состязании. Но зато я поняла, что мне интересно. И за прошедшие годы я научилась ваять.

Я поработала с войлоком и буквально прочувствовала, что этот материал идеально подходит для тактильных книг. Он мягкий, теплый, приятный на ощупь и экологически чистый. Из него можно создать любую фактуру: прочную и плотную, мягкую и пушистую. Он может передать максимальное количество тактильных радостей и ощущений, которых, возможно, не хватает ребятишкам.

Сначала я делала обычные игрушки, совсем примитивные, ну знаете, барашков, птичек, рыбок. Потом перешла на новый уровень. Сейчас, надеюсь, у меня уже появляется свой стиль. Мне действительно хочется, чтобы эта работа приносила пользу детям.

– Вы где-то обучались работе с войлоком?

Нет, я даже не ходила ни на какие мастер-классы. Сама выучилась. В этом мне очень помогло то, что по профессии я преподаватель. Веду историю искусства и ИЗО. Связанные с профессией навыки художника многое дали мне в практике.

– Сколько времени уходит на создание тактильной книги?

– Труд очень кропотливый. И он включает в себя множество фаз. Самое сложное — это делать войлочные листы.

Если рассматривать работу над книгой в целом — от раскладки листов до финальной вышивки, которая необходима для имитации жестов, — могу сказать, что на все уходит около двух недель или даже немногим больше. За это время я делаю около пяти-шести страниц. К слову, скоро выйдет книга. Она состоит из семи страниц, включая обложку. На нее ушло две недели.

На финальную книгу моей первой серии уйдет больше времени. В ней будут архитектурные конструкции, дома. И форматом она будет крупнее.

– Куда вы передадите ваши книги?

Нашлись ребята, которые будут тестировать их. Знакомые мне рассказали о них. Эти дети, к сожалению, слабовидящие. Они первыми прочитают мои книги. Часть из того, что получится, я как раз отдам им, а остальные передам в фонд Томской областной библиотеки им. Пушкина. Там есть специализированный отдел для слабовидящих. Надеюсь, что мои книги смогут хорошо послужить томичам.

– Какие вы выбираете сюжеты?

– Всего будет шесть книг: о животных — для самых маленьких, сибирские сказки для ребят постарше, истории и легенды города, и рассказы об отдельных архитектурных сооружениях и зданиях. В сказках будут фигурировать традиционные персонажи, такие как лиса, волк. К слову, у меня есть идея, чтобы самая последняя книга была основана на историях сибиряков. Одно дело, когда ты воссоздаешь взятый из другой книги рассказ. Совсем другое, когда это пережитое событие, повествующее о чем-то личном, что связано с воспоминаниями, эмоциями.

Слабовидящие дети зачастую лишены активного общения. Я думаю, что чтение книг о реальных событиях и переживаниях настоящих людей сможет хотя бы частично восполнить этот пробел.

– Вы одна этим занимаетесь?

– Сейчас одна, но есть человек, который уже предложил свою помощь. Это томский дизайнер Татьяна Альпет. Она может профессионально сделать какие-то кружевные детали и элементы.

Самое сложное, по словам Марии, — это делать войлочные листы. Фото из личного архива Марии Герасимовой

Самое сложное, по словам Марии, — это делать войлочные листы. Фото из личного архива Марии Герасимовой

– Вы думали сделать книги из других материалов?

– Сейчас, пожалуй, нет. Пока что я хочу остановиться на войлоке. Ведь с этим материалом я уже умею работать, знаю, как и что нужно делать. Поэтому смогу изготовить качественные книги. Хорошо, конечно, будет, если мои работы вдохновят кого-то на эксперименты с чем-то другим. Ведь здесь обширная площадка и свобода для творчества: книги можно делать из дерева, бересты.

– Вы пробовали сделать что-то подобное для взрослых?

– Конечно, такие мысли были. Но пока хочется сосредоточиться именно на детской теме. Если дело пойдет, если мои книги будет интересны и востребованны, то, конечно, я сделаю их и для взрослых.

– До этого вы занимались благотворительностью?

– Серьезно не занималась. Я, как и все, участвовала то тут, то там. Есть проекты, которые поддерживаю регулярно. Но не было такого, чтобы я отдала какую-то часть своей жизни благотворительности.

– Вы не пытались найти поддержку у властей Томска?

– Да, была такая попытка. Когда этот проект только затевался и был еще в зародышевом состоянии, я отправила заявку в администрацию. Не знаю почему, но идею не поддержали. Думаю, что, когда я сделаю книги, которые можно будет показать, я попробую продвинуть этот проект.

Знаете, меня очень порадовало то, как горожане отреагировали на эту идею, с каким теплом отнеслись и как поддержали.

– А ваши дети играют с работами, которые вы сделали?

– Да, моя старшая 10-летняя дочка очень их любит, всегда просит сделать что-то для нее. Когда я объяснила ей, для чего делаю такие игрушки и книги, она двояко отнеслась. С одной стороны, у дочки возникла гордость за маму, но с другой — она пожалела, что скоро все эти игрушки покинут наш дом.

Какие есть особенности изготовления, с чем возникают самые большие проблемы?

– Есть сложность в адаптации. Непросто подвести эти изделия под детские потребности и существующие жесткие требования. Например, есть важное правило: нужно, чтобы фигурка животного могла уместиться в ладошке. Еще у животных, которых ты изображаешь, всегда четко должны быть сделаны маленькие детали: глазки, ушки, четыре лапки. Вспомните каноническое изображение лисички. Это мордочка боком и один глаз. Но тут должно быть два глаза, и они непременно должны хорошо прощупываться. Кроме того, на всех страницах один и тот же зверек должен быть одного размера. Это очень важно, чтобы дети не терялись и понимали, о чем идет речь. Вы не представляете, как сложно изобразить обыкновенный лес. Сплошным его делать нельзя, нужна тщательная проработка каждого дерева.

Чтобы качественно выполнить работу, на каждом этапе нужно закрывать глаза и самой прощупывать все фигурки, понимать, читается ли изображение.

– А как вообще выглядит книга? У разных мастеров они всегда разные.

– Книги будут сделаны в виде прямоугольных войлочных листов, сложенных как обычная книга и прошитых посередине. На них будут изображения, например, животных, домов. Эти изображения будут объемными и контрастными по отношению к фону. Например, зиму я буду делать на черном войлоке, тот же сугроб должен быть объемным для слабовидящего ребенка. Лето обязательно будет на белом. Зверушки тоже должны быть рельефными и объемными, чтобы легко можно было понять, кто перед тобой.

– Сколько страниц будет в самой большой книге?

– Здесь меня очень сильно ограничивает толщина войлочных страниц. Чтобы не вышел большой и толстый кирпич, придется делать максимум 12 страниц в одной книге. В таком случае меня спасет размер страницы. Я сделаю его больше, чем в других книгах.

– Это для вас больше работа или хобби?

– Думаю, что это скорее хобби, увлечение, чем работа. Хотя мои скромные успехи отмечены в профессиональном сообществе. 

Погружение с берега Томи Далее в рубрике Погружение с берега ТомиТренер Наталья Гречихина — о водных видах спорта в Томске, сибирских чемпионах и Кубке мира Читайте в рубрике «Общество» «Главред уединялся с девочками и мальчиками»Журналист Мария Купрашевич о содомии в «Новой газете» «Главред уединялся с девочками и мальчиками»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»