«У наших жилищ своя душа, своя интонация»
Фото: Юлия Бородич / «Русская планета»

Фото: Юлия Бородич / «Русская планета»

Почему жители старых деревянных домов не хотят переезжать

С горы на Октябрьской улице вдали видна Томская крепость, слева — новостройки на Красноармейской, прямо — улица Шишкова, разноцветные крыши деревянных домов, а ближе, внизу — переулок с говорящим называнием Болотный, имеющий статус зоны охраняемого ландшафта. Где-то покосившиеся дома, где-то сожженные: болото —место не слишком походящее для жилья. Дома, в котором провела свое детство Мария Бокова, здесь уже нет, но она часто приходит сюда, чтобы увидеть родную панораму.

– Я люблю свой район, — говорит Мария. — Заходишь сюда с центральных улиц и ощущаешь себя по-другому. Отстраненность от городских жителей внутренне очень сильно чувствуется. Мы здесь сами по себе, и нам это нравится. Наши бабушки, родители так жили. Здесь чувствуешь связь с землей, причастность к истории.

Мария Николаевна родилась в доме своей бабушки в Болотном переулке. В 1947 году они переехали на улицу Октябрьская — неподалеку. Но спустя несколько лет Марии пришлось менять жилье еще раз. Денег хватало на благоустроенную квартиру, но мысли уехать из родного «деревянного» района не возникало, и Мария с мужем купили дом почти по соседству. Сейчас на карте нет и его — тоже снесли. Но бывшая хозяйка признается: он до сих пор ей снится.

Мария Бокова — сейчас один из координаторов организации «Томск исторический». Несколько лет назад, когда в исторических зонах города началось несанкционированное строительство, она встала на защиту «деревянного» города. После этого выступления с ней связались люди из «Томска исторического», пригласили на собрание и предложили вступить в организацию.

– Мы говорим о том, что деревянные дома могут служить очень долго, если за ними ухаживать, кроме того, они экологически чище. У них своя душа, своя интонация, ее нужно прочувствовать. И люди, уловившие ее, хотят в них жить. Многие при расселении уезжают со слезами, просто потому, что их поставили перед фактом, и они вынуждены съехать. Есть, безусловно, и те, кто в таких случаях радуется, — рассказывает Мария Бокова.

С «деревянным» городом связана вся ее жизнь. Сейчас она живет с мужем и двумя сыновьями, которые выросли в той же атмосфере, в уютном деревянном доме, покрашенном в голубой цвет, с большими окнами, обрамленными резными наличниками, на улице Октябрьской, 61. В этом году семья празднует юбилей — их дому исполняется 120 лет. За это время он сохранил свою первоначальную планировку: дом, навес, двор, баня. Из нового — только обшивка крыши и изменения, привнесенные временем.

– Изначально дом был двухэтажным. Но на горе очень сильно поднят асфальт, каждый год потихоньку поднимают, поэтому все дома на нашей улице заглублены. Где-то в 50-х годах в нашем доме уже сделали подвал вместо первого этажа. Но второй этаж у нас очень просторный, потолки высокие, — рассказывает Мария.

Большинство домов на Октябрьской сохранились в первозданном виде. Мария как одна из местных старожилов провела экскурсию для корреспондента РП по одной из самых старых улиц Томска.

Все прохожие приветливо здороваются друг с другом. Мария Николаевна свободно проходит в один из соседних дворов.

Мария Бокова. Фото: Юлия Бородич / «Русская планета»

– Это один их самых старых домов нашей улицы, Октябрьская, 69, он 1903 года, — говорит она.

На стенах дома — резные звезды. Жители предполагают, что они символизируют звезду Давида, так как раньше здесь жил мелкий торговец еврейского происхождения.

В доме живут несколько семей. Меня знакомят с Богословскими.

– Муж сейчас уехал на охоту: сезон, — рассказывает Любовь Богословская. — Я живу здесь двадцатый год, как замуж вышла, а Саша, муж, здесь родился. Его родители и деды здесь жили. Мой муж — рабочий, благодаря этому дом еще стоит, — говорит Любовь. — Люди хотят здесь жить. Мне еще нет 60 лет, но я не хочу в благоустроенный дом, мне здесь нравится. Рядом центр города, а мы будто в деревне, место среди церквей, сад свой. Другое дело — насколько хватит сил. Крышу, подвал немного бы подремонтировать и дом стоял бы еще сто лет, только мы не в силах все сами ремонтировать, а ЖЭО плюет на нас.

Хозяйка показывает гостям новую построенную мужем баню, в которой пахнет вениками, двор, сад. Они разводят кур, кроликов. Так они сохраняют уклад жизни деревянных домов, передающийся из поколения в поколение. Тот самый уклад, о котором так часто пишет классическая художественная литература как о почти утраченном, но необходимом: сохраняющим истинные человеческие ценности.

Мария Николаевна знакомит корреспондента РП с еще одной жительницей дома, Дашей Климович. Девушка — студентка ТГАСУ, и в этом году будет защищать дипломный проект на тему восстановления одного из соседних домов на кафедре реконструкции и реставрации архитектурного наследия.

– Наш город вдохновил меня. Очень хочется, чтобы он сохранил эту деревянную архитектуру. Моя мама родилась на этой улице, только в доме на другой стороне, его уже снесли, я здесь родилась, поэтому наша семья уже считается старожилами.

– Конечно, современные дома выигрывают по критерию удобства, — говорит Даша. — Хотя на нашей улице во многих домах уже все удобства и подведены. Но сам факт того, как ты здесь живешь — это большой плюс. У тебя есть свой двор, ограда, можно выйти, посидеть, подышать воздухом.

Даша Климович. Фото: Юлия Бородич / «Русская планета»

– Все тут как родственники, — дополняет Мария Николаевна. — Никто шумит, не включает слишком громко музыку. Здесь у нас у всех общие радости и проблемы. Это общность людей, которые уважают друг друга. А в благоустроенных домах зачастую люди даже не знают, как зовут соседа по площадке.

Старожилы рассказывают, что за деревянным домом нужен постоянный уход. Каждое лето осматривать крышу, покрывать суриком, зимой с нее скидывать снег.

– Дом «гуляет», за ним нужно следить, постоянная побелка, подмазка, воду отводить. Когда весной идет вода с горы, это наше общее дело. Смотришь, Шумский там наверху уже с лопатой, значит, и нам пора готовиться к выходу. Сами делаем ливневки, следим за канавками, чтобы вода во двор не пошла, потому что для дерева это гибель, — говорит Мария.

Даша рассказывает, что у нее много друзей из других городов, и «деревянный» Томск им очень нравится, многие изъявляют желание даже остаться здесь жить.

– Вообще я редко слышу о деревянных домах что-то плохое. Только бизнесмены хотят их сжечь. Просто потому, что они не знают, как правильно вложить в них деньги, им проще снести и построить что-то новое. А еще, наверное, те, кто переезжает в деревянные дома по нужде. У них нет понимания особой жизни в этом доме, они его не любят. Приходят к нему сразу с негативным отношением, не пытаются ничего отремонтировать, а наоборот — доламывают в надежде на расселение, что маловероятно.

Гуляя дальше по улице Октябрьской, Мария и Даша рассказывают истории и особенности каждого дома. Некоторые строения уже нежилые.

Октябрьская, 71 — объект культурного наследия, самый старый дом улицы возрастом около 200 лет. От деревянных ворот остались только фрагменты, крыши почти нет, хозяева выехали два года назад, потому что жить здесь уже небезопасно, с каждым годом дом разрушается. В ТГАСУ на кафедре, где учится Даша, уже не раз разрабатывали проект реставрации этого дома под музей, гостиницу, но хозяева не идут навстречу по финансовым причинам.

– Наследники этого дома молодые, понятно, что у них нет средств, чтобы его поднять. Другое дело — администрация могла бы как-то помочь, — говорит Мария Николаевна. — А несколько лет назад, когда здесь еще жила баба Тася, приезжие французы, немцы просили зайти внутрь дома, им была интересна технология рубки. У них есть деревянные дома, но не так много, и поэтому они понимают, что это что-то уникальное, и стараются сохранять. А у нас же много, одним больше, одним меньше.

Продолжая экскурсию, Даша открывает еще одну особенность деревянных домов: резьба и наличники изначально показывали статус хозяина.

Дом семьи Марии Боковой, в этом году ему исполняется 120 лет. Фото: Юлия Бородич / «Русская планета»

– Доход хозяина определяли по диаметру бревен. Толстые бревна дороже. Резьба, наличники у каждого дома уникальные, по ним тоже можно судить о доходе, но все равно каждый старался выделить свой дом как мог. Часто на домах вырезали солярные знаки — это светлые славянские символы, они выполняли функцию оберега, — поясняет Даша. — Сейчас лишь некоторые люди пытаются сохранять изначальный облик дома. Даже когда вставляют пластиковые окна, кто-то делает это аккуратно, а кто-то обрезает все.

По словам Даши, многие особенности деревянного зодчества были утрачены в советское время, когда проводилась политика реставрации: заменяли все устаревшие детали дома упрощенными вариантами, не задумываясь о ценности каждого архитектурного элемента. Тем самым они изменили лицо города, многие дома утратили свою уникальность.

После Октябрьской Мария Николаевна привела меня в свое любимое место — на гору, с которой видны ее родные места.

– Меня гордость распирает за мой район. Здесь другая атмосфера. Город есть город, а здесь — сибирская глубинка, которая дала стране много великих людей. Ее надо беречь. На самом деле многим людям она интересна, их тянет к природе, к корням. Нужно это рассказывать, популяризировать. А жителям деревянных домов много не надо, просто чуть-чуть поддержки.

Так завершилась прогулка по «деревянному» Томску. С пустыми руками отсюда не отпускают. В подарок мне достались не только хорошие знакомства, приятная беседа, но и компот из домашней вишни.

– Вот, возьмите гостинчик, — сказала Мария Николаевна, протягивая банку. — Сейчас такого больше нигде не найти.

– Проблема сохранения деревянного наследия в Томске становится острее с каждым годом, — говорит «Русской планете» председатель комитета по сохранению исторического наследия городского департамента архитектуры и градостроительства Никита Кирсанов. — Дома стареют, а денег и желания их ремонтировать не становится больше. Ухудшает ситуацию и сложившееся мнение о том, что сами жители архитектурных памятников XIX века, вот-вот готовых разрушиться, уже давно не стремятся жить в атмосфере деревянного города и ожидают скорейшего расселения в благоустроенные квартиры. Но далеко не все дома находятся в плачевном состоянии и не все жители жаждут расселения, в этом всех пытаются убедить сторонники расчистки центра города под новую застройку.

Кирсанов добавил, что отношение к деревянным домам в России полярно отличается от европейского.

– Это связано со старым деревенским менталитетом, который у нас еще сохранился, — пояснил он. — Человек, который жил в деревне и перебрался в город, больше не хочет возвращаться. Европа же сейчас предпочитает жить в дереве. 80–90% современного жилья у них строится на деревянной основе. Хорошее сравнение с Томском — студенческий Норвежский город Тронхейм, в котором преимущественно деревянные постройки, и они в почете. Томск — уникальный город России, который сохранил целые деревянные районы, массивы, а не разрозненные дома. Но парадокс в том, что он не признает и не ценит эту уникальность.

Читайте в рубрике «Общество» Спецпроект: Семья 3.0 -Демографическая катастрофа или увеличение рождаемостиБудет ли многодетной семья будущего? Спецпроект: Семья 3.0 -Демографическая катастрофа или увеличение рождаемости

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»