Томск невидимый
Подвал музея НКВД. Фото: Александр Белкин / «Русская планета»

Подвал музея НКВД. Фото: Александр Белкин / «Русская планета»

«Русская планета» собрала городские легенды о подземельях

В пятницу, 6 ноября, жители Томска смогут узнать о подземельях города на тематическом балу в подвале Томского музыкального колледжа. Заместитель директора колледжа им. Денисова Василина Сыпченко рассказала, что здание колледжа считается памятником архитектуры и имеет свою историю. Построили его еще в начале прошлого века рядом с домом купца Александра Второва. Ходили легенды, что оба строения имеют широкую сеть подземных коммуникаций и ходов, якобы построенных самим Александром Федоровичем и его сыновьями. Исторических подтверждений этому нет, но были смельчаки, которые пытались найти какую-то связь между зданиями.

Купец и его «Европа»

Иркутский миллионер Александр Второв прибыл в Томск в начале XX века. Он построил трехэтажное здание в стиле модерн — «Второвский пассаж» с универсальным магазином и гостиницей «Европа» на 60 номеров. Она пользовалась огромной популярностью, поскольку в ней были лифты, электрическое освещение, ванны с душевыми и даже телефон — редкость для того времени.

– В Томске бытует легенда, что именно под Второвским пассажем начинались знаменитые томские катакомбы, — рассказала корреспонденту РП Лариса Лусникова, филолог, выпускница филологического факультета Томского государственного университета. — В доказательство приводят случай, когда в 1919 году управляющий распродал все товары за полцены и таинственным образом исчез из запертого помещения вместе с вырученным золотом. Остался открытым люк, ведущий в подземный ход. Но пройти по нему не удалось: своды были обрушены взрывом. Вероятно, легенда о подземельях возникла из-за того, что при строительстве Второвского пассажа использовалась уникальная для Томска технология. Когда рабочие вырыли котлован, он начал быстро заполняться водами реки Ушайки. Тогда было решено возвести фундамент на плотах из сибирской лиственницы, которая от воздействия влаги становится крепкой, как камень.

Плоты связали из лиственницы и привязали к вбитым вертикальным сваям. Но когда каменщики возвели первый и второй этажи, здание осело и частично ушло под землю. Тогда сверху появились еще три этажа. Оно плавало на плотах над подземным руслом реки.

– Еще лет 10–15 лет назад можно было услышать, как под фундаментом журчит вода, — вспоминает Лариса Лусникова. — А для того, чтобы можно было проверить состояние свай, в полу подвала устроили специальные люки. Подняв крышки, можно было проверить, что происходит с основанием. Подвальные этажи, загадочные люки — ну как здесь не возникнуть легендам о катакомбах?

После революции гостиницу закрыли. В ней устроили Дворец труда. А вот магазин на первом этаже Второвского пассажа сохранился, превратившись в хозяйственный — «1000 мелочей».

Истории томского диггера

Один из родоначальников диггерского движения Томска Никита Некрасов около пяти лет назад всерьез увлекся подземными сооружениями родного города. О катакомбах на улице Ленина под зданием колледжа он слышал, но сам туда не спускался. На его взгляд это, скорее всего, одна из городских баек. Никто из его соратников никогда ничего там не находил.

Тем не менее, по его словам, в этой части города действительно существуют подземные строения. В большинстве из них — подвалы жилых домов, в которых жители старого Томска хранили драгоценные вещи, или устраивали усыпальницы.

– Много таких подвалов было в старой части города на улице Дворянской, которую сейчас называют улицей Гагарина, — говорит Никита. — Но они крайне редко между собой связаны. Одно время мы хотели изучить их, узнать общую протяженность, чтобы соотнести с размерами самого города или района, но не вышло: где-то входы завалены, где-то хозяева не впускают.

Бункер в Томске. Фото: Дмитрия Синельникова.

Бункер в Томске. Фото: Дмитрий Синельников.

Никита Некрасов рассказывает, что в городе и на окраинах встречается около 30–35 подземных помещений различного назначения. Некоторые из них — бомбоубежища. Диггер говорит, что в них чувствуется мощь и атмосфера великой страны советов. Всего таких сооружений около 15, но как отмечает собеседник РП, точного числа не знает никто.

Два убежища еще действуют, и находятся под охраной. Остальные удалось найти по старым чертежам города, сравнивая действующие и закрывшиеся предприятия.

– Около четырех лет назад мы пошли в заброшенное бомбоубежище обычной командой: разведчик, медик, основная группа и замыкающий, — рассказывает томский диггер. — Я был впереди, подошел к медицинскому корпусу и почувствовал резкий холод. На такой глубине температура обычно около –2 Со, а там сильный мороз был и полная тишина. По рации были слышны лишь шумы, но особого значения я им не придал. Решил, что пройду маршрут и вернусь к группе. Забрел в какое-то маленькое помещение, из которого можно было выйти в душевые и медблок, но попал в какую-то петлю, откуда просто не было выхода…

Никита вспоминает, что в какую бы сторону он не шел из душевой или санчасти, то всегда оказывался в одной и той же комнате. Потрясло его то, что маячки, которые он выставлял на стене — исчезли. В тот момент его охватила паника. А это — самое опасное для диггера. Семь раз он выходил в эту комнату, выбился из сил, и сел на один из валявшихся на бетонном полу ящиков. Он снова и снова пытался связаться с остальной группой, но рация ничего кроме шума не выдавала.

– Мне казалось, что минуло около часа. А потом меня нашел один из участников вылазки. После моего рассказа ребята сказали, что прошло не более пяти минут, как я выходил на связь! Тот, кто меня нашел, двигался за мной следом, и практически сразу по маячкам вышел на меня — значит, ни о каком часе не могло быть и речи. Осознав это, мы тут же вышли на поверхность. Через неделю еще один диггер в одиночку попытался спуститься в бомбоубежище. Тело его нашли под обвалом через несколько дней.

Подобные случаи, по словам Некрасова — не редкость. Он вспоминает, что несколько лет назад к нему и его группе, в которую входит еще шесть человек, за помощью обратились сотрудники местного МЧС. В Томске разыскивали девушку, и они, как знатоки всех подвалов и заброшенных строений города, могли оказать в этом помощь. Позднее ее нашли погибшей в пригороде, но с тех пор нередко спасатели обращались к диггерам за помощью. Летом 2011 года им вновь пришлось столкнуться с подземной загадкой старого Томска.

Дом по улице Ленина. Фото: Александр Белкин / «Русская планета»

Дом по улице Ленина. Фото: Александр Белкин / «Русская планета»

– Спасатели попросили нас приехать к дому для разведки, там велись какие-то работы в подвале, где после сноса стены было найдено ранее неизвестное помещение, — вспоминает Некрасов. — Это было неподалеку от Главпочтамта, и так получилось, что мы оказались там первыми, спустились в подвал и увидели что-то вроде усыпальницы. По углам стояли подсвечники, а вдоль стен несколько сундуков. Открыть их мы не смогли — что-то помешало. Показалось, что мы услышали мужской голос, который требовал — уходите.

На следующий день диггерам рассказали, что сотрудницы салона красоты, в котором и находится этот подвал, слышали тяжелые шаги в подвале здания. По их словам, звук доносился именно из того помещения, где диггеры услышали голоса.

События, о которых рассказал томский диггер, происходили на проспекте Ленина, одной из самых старых и известных улиц Томска. Первые упоминания о ней датируются началом XVIII века.

Подземелья НКВД

Еще одним важным зданием советской эпохи с большими подвальными помещениями была следственная тюрьма НКВД, расположенная на проспекте Ленина, 44.

Сейчас от бывших застенок осталась треть: лишь несколько небольших полутемных помещений. В одном из них воссоздана камера с потертыми лавками и небольшим зарешеченным окошком под потолком, а в двух других — кабинет следователя НКВД и хранилище материалов. На столах лежат оригиналы и копии документов, допросов, приговоров, фотографии расстрелянных и вещи бывших заключенных. На страницах одной из номенклатурных книг видна запись: «За отчетный период было расстреляно 1 тыс. 500 человек».

НКВД размещалось в подвале почти 20 лет, с 1923 по 1944 год. Бывшие камеры размерами 3 на 3 метра, в которых порой находилось по несколько десятков человек, сейчас лишь отдаленно могут передать ту гнетущую атмосферу, которая здесь царила. Несмотря на то, что это просто реконструкция, в камере чувствуется напряжение.

Младший научный сотрудник областного краеведческого музея Томска Александра Васильева рассказала РП, что подвал существовал задолго до появления тут народных комиссаров. В 1896 году только что построенное здание занимала церковно-учительская школа для молодых людей от 14 лет до 21 года. Спустя 13 лет школа была закрыта из-за трагедии.

– В мае 1909 года двое учеников пробрались в покои к директору — отцу Игнатию — и задушили его в собственной постели, — рассказывает сотрудник музея. — Версий убийства было две: политическая и бытовая. Согласно первой, этому предшествовали революционные настроения молодежи того времени. По второй — месть. После назначения нового директора начались увольнения старых преподавателей, а также была изъята часть библиотеки. Студентам запретили многое, в том числе общаться с преподавателями в свободное время, а за рубашки красного цвета и вовсе сразу исключали.

После того, как студентов нашли, их отправили на каторгу. С тех пор дом стали называть «нехорошим» и никто не спешил в него заселяться. В основном, его использовали для хранения архивных бумаг. С приходом советской власти все изменилось, и подвал оказался востребован.

По словам Александры Васильевой, через 20 камер за время существования НКВД прошло более 15 тыс. человек. Помимо подвала в здании находился и тоннель, практически полностью обсыпавшийся в наше время. Мы можем наблюдать лишь часть 150-метрового перехода между зданием Следственной тюрьмы НКВД и его управлением. Примечательно, что плиты, которыми был выложен пол тоннеля, были сняты с разрушенного храма на Новособорной площади.

В одном здании находились заключенные, а во второе их водили на допросы. Освещался подвал несколькими лампочками. В конце 20-х — начале 30-х годов переход стал местом расстрела заключенных. В 2007 году во время ремонта в здании под старым полом рабочие нашли стреляные гильзы от пистолетов и автоматов.

– Не могу сказать, в каком году обвалился тоннель, — говорит Александра Васильева. — Но могу уверить в одном: планируется реконструкция. Но пока на нее не хватает средств. Будут ли там какие-то находки или нет, остается только догадываться.

Как рассказывает историк, после окончания репрессий камеры были переделаны под жилье. В этих коммунальных квадратных метрах стали жить обычные люди со своими семьями. Музейщики слышали рассказы от тех, кто здесь когда-то жил. В 70-х годах к гражданам довольно часто стали стучаться незнакомые люди и просили их впустить. Это были те, кто возвращался с каторги в свой родной город, и хотел увидеть свою бывшую камеру еще раз. 

«Трудно в 30 лет надеть нос и пойти к детям» Далее в рубрике «Трудно в 30 лет надеть нос и пойти к детям»Создатель первой школы больничной клоунады в Сибири — о том, почему важно играть с детьми, когда они болеют Читайте в рубрике «Общество» В десятку!Что показали на презентации Apple и насколько это круто В десятку!

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»