Пешком через Гималаи
Гималаи. Фото из личного архива Евгения Ковалевского.

Гималаи. Фото из личного архива Евгения Ковалевского.

В чем томский путешественник-исследователь Евгений Ковалевский видит смысл существования человека

В 2015 году Русскому географическому обществу исполняется 170 лет. О глубоких смыслах путешествий и о привлечении к туризму томичей мы решили поговорить с Евгением Ковалевским  — участником фестиваля «Неделя РГО в Томской области», человеком, пересекшем горы, моря, океаны, совершившем кругосветное путешествие и дважды удостоившемся звания «Выдающийся путешественник России».

– Вы известны в Томске и в мире, главным образом, как путешественник и исследователь. Но не менее важная часть вашей жизни — популяризация туризма. Почему вы считаете, что нужно не только путешествовать, но и делиться своим опытом?

– Человек создан для решения двух задач: саморазвития и вклада в общество. Над этим я думаю уже давно. На данный момент у меня сформировалось четкое убеждение, что развитие человека через общение с природой — это самый оптимальный подход. Я сам иду по этому пути и несу его в мир.

Причем человек не обязательно должен быть исследователем, геологом, географом, он может быть и строителем газопровода — любая активность в природе полезна. Это главная моя цель, та, которую я популяризирую.

Я делаю фильмы, книги, выступаю в прессе, рассказываю молодежи и детям, как и куда можно двигаться, — это мой вклад в развитие общества. И этим я занимаюсь уже более 40 лет. Так я решаю две главные задачи существования для себя.

– Чем ваш опыт может быть полезен томичам?

– Философия любого народа — знать свою историю. У каждого народа есть свои вехи, традиции, достопримечательности. У нас в Томске есть кедр, есть селькупы, храмы, деревянное зодчество. Очень важно, чтобы человек не отрывался от своих корней. Почему, мне сейчас уже трудно объяснить… Я просто знаю это, чувствую. Наверное, для самоидентификации: мы русские, мы живем в Сибири, здесь холод, тайга. И мы воспитываемся в этой атмосфере из поколения в поколение. А если мы живем здесь, то должны следовать местным правилам, с ценностями южной страны, к примеру, в Сибири будет сложно выжить.

Многие умения, к сожалению, у нас почти утрачены. Например, умение ориентироваться по звездам. Человечество зомбировано технологиями, информацией. Прогресс — это здорово. Я тоже люблю в компьютерные игры иногда поиграть, на мечах порубиться, но вообще-то для человека, который родился голым, это не естественно. Технологии уносят нас от нашей сущности. Нужен баланс, сейчас человечество перекосило. Некоторые современные школьники не знают даже таблицы умножения, надеясь на калькулятор. Но бывают ситуации, когда его рядом нет. Бывают ситуации, когда ты попал в лес, и у тебя даже спичек и ножа нет, и нужно выживать. Это умели древние, а современный человек, если окажется в такой ситуации, может и не спастись.

Путешествуя, я понял, чего лишился современный человек, какие навыки утратил. И стараюсь заново рассказать о них людям.

– Но вы ведь имеете в виду не только практические навыки?

– Я даю людям подсказку. И не обязательно они далее идут по тому же пути путешествий, природного мира, что и я. Мой подход к жизни — слушать сердце, душу, и не забывать, что ты человек, что нельзя отходить от духовных качеств. В этом и есть основная подсказка, как двигаться более человечно.

Меня, конечно, услышит не каждый. Но, если на встрече один человек из зала откликнулся, то это уже достижение. В год я провожу от 50 до 80 встреч, значит, в год я повлиял на 50 человек, как минимум, а может и на 200. Это хороший результат.

– Как томич может попасть в экспедицию? Что для этого нужно?

– Вообще у нас в Томском отделении РГО много руководителей, и каждый набирает команду по своим интересам. Попасть в группу может любой желающий, нужно лишь заполнить заявку для вступления в РГО, и прийти на совет. Но это лишь формальности, главное — желание и готовность делать вклад в свое развитие, а также окружающего мира.

Есть лыжные, велосипедные экспедиции, кто-то интересуется поисками следов Александра Македонского в Сибири, меня интересуют путешествия в разные точках планеты — океаны, горы. Есть группы для людей с ограниченными возможностями. В прошлом году был организован спуск на байдарках по Томи с тремя инвалидами. Подобные экспедиции еще будут. Это, конечно, риск, но люди изъявляют желание — мы даем возможность.

– Путешествуя, насколько часто вы попадаете в опасные для жизни ситуации?

– Риск — это сопровождающий элемент всех экспедиций.  При пересечении океанов на катамаранах, два года назад, опасность висела над нами постоянно. Как-то на рассвете в 5 утра мы почувствовали удар и катамаран начал тонуть. Мы ныряли без снаряжения, искали пробоину, а повсюду акулы, сифонофоры, медузоподобные существа, от прикосновения которых наступает смерть. Мы непрерывно подкачивали катамаран, чтобы удержаться на плаву. За трое суток — три нападения, что это было — точно не выяснили. Предположили, что это была либо рыба-мечь, либо акула куки-каттер, принявшая нас за кита.

Путешествие — это постоянное понимание, что в любую секунду может возникнуть ситуация борьбы за жизнь. Но это и притягательно, это попытка выяснить свои возможности и выйти за их пределы. Для меня это вариант развития, без которого я не могу жить.

– Выживание в экстремальных путешествиях больше зависит от физических или духовных качеств?

– Преодолевать себя в путешествиях, по большей части, приходится на уровне духа. В кругосветке самое тяжелое было не нападение акул, пиратов, не штормы, не голод и холод, а постоянная близость товарищей по команде, которую приходилось терпеть. Это именно психологическая школа, выработка морально-волевых качеств.

– А не возникало желания во время путешествий остаться в какой-то понравившейся стране и не возвращаться в Томск?

– Да я бы остался навсегда на островах Кука или на Таити, или в Гималаях. Есть места, где я чувствую, что моя душа сливается с менталитетом этой территории.

Я готов всю жизнь провести в путешествиях, но сейчас выбираюсь редко. В Томске мне тесновато. Я несу обязательства перед томичами, которые сам на себя сознательно взял: просвещение, воспитание молодежи. Получается, что вклад в общество я делаю, а в решении первой задачи остановился — в саморазвитии. А мне нужны горы, океан, воздух…

Джек — как называют Евгения Ковалевского близкие по духу люди — все же вскоре собирается вырваться в путешествие на пару месяцев. В ноябре он планирует поехать в Королевство Бутан и пешком пересечь Гималаи. Там путешественник познакомится с местными жителями гор, о которых позже напишет книгу и снимет фильм, чтобы рассказать о малоизвестной народности томичам и всему миру. Причем такой нелегкий маршрут Джек будет преодолевать в одиночку.

– Иногда нужно ходить одному. Иногда накапливается дискомфорт внутри, и ты не понимаешь в чем причина. Чтобы найти ее, нужно уединиться где-то, где могут прийти ответы. Мое уединение — это горы. Там на мой дискомфорт могут найтись ответы. Как мне действовать дальше, в правильном ли трамвае я еду, может, нужно пересесть…

По словам путешественника, ответы на внутренние вопросы нельзя получить, уединившись дома, в бытовой обстановке.

– Хотя кто-то, наверное, может, — говорит Джек, — но я — нет.

«Здесь люди настолько богаты, что едят серый хлеб» Далее в рубрике «Здесь люди настолько богаты, что едят серый хлеб»Как сибиряки сохраняют особенности национальной культуры Читайте в рубрике «Общество» Назван лучший российский фильмШедевры Никиты Михалкова, Федора Бондарчука и Андрея Звягинцева в список не попали Назван лучший российский фильм

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»