Как взять транспорт за рога
Пассажир троллейбуса. Фото: Олеся Ященко.

Пассажир троллейбуса. Фото: Олеся Ященко.

«Русская планета» провела один день в троллейбусном депо Томска

Первый рейс выходит на линию в 6:00, а возвращается в 22:00. За день один троллейбус проезжает до 200 км. Уходят домой водители и кондукторы первой смены, а затем второй. А депо продолжает свою работу. Здесь трудятся слесари, мастера, механики. У каждой машины проверяют механику, электронику, салон и кузов. Мастер смены своей подписью подтверждает исправность каждого троллейбуса и отвечает за это лично.

Первый маршрут

Смена начинается в 5:00. Всех встречает диспетчер. Светлана Гладченко называет себя рулевым депо. Она одновременно отвечает на звонки, проверяет документы водителей, ищет, кем заменить заболевшего сотрудника и выдает путевые листы.

– Мои обязанности? Вообще я много чего делаю. Нужно отметить, с поломками машина зашла или в исправном состоянии. Отправить аварийную машину на замену, если троллейбус сломался на линии.

От диспетчера водитель узнает, по какому маршруту он сегодня будет перевозить пассажиров — он указан в путевом листе.

Дальше — медосмотр.

– Это не только для того, чтобы проверить на трезвость, — рассказывает Петр Максимов, начальник депо. — Водитель и кондуктор должны быть здоровыми. Ведь в салоне много народу! Не выпустить на маршрут могут даже из-за ОРВИ. Зачем пассажиров заражать?

Появление корреспондента вносит некоторую сумятицу в настроение сотрудников депо. Чувствуется напряжение.

– Вот потом про тебя напишут и все! Расстреляют! Или премии лишат, это хуже, — смеются работники.

– Вы зачем все вместе зашли, я ж не пойму, кто из вас трезвый, а кто пьяный! — слышен голос врача из кабинета.

Стоящий рядом мужчина, на всякий случай, уточняет: «Это она шутит».

Из медкабинета направляюсь в небольшую комнату — экипироваться. Водителю выдают табличку с номером маршрута и холщевый мешок. В нем ярко-оранжевый жилет, аварийный знак, аптечка, диэлектрические перчатки. Мало ли, придется остановиться и снять токоприемники. Здесь же водитель получает два инструмента, с которых и начнется его рабочий день — балонный ключ и монтажку.

Чуть позже, оказавшись на улице, я увижу их в действии: водитель Елена подтягивает колеса перед выходом в рейс.

– Проверить машину обязательно нужно, желательно каждый раз перед рейсом колеса подтягивать, — говорит она.

Она рассказывает, что сегодня выезжает по первому маршруту — ее любимому. Вчера была «тройка». Маршруты у водителей меняются каждый день, но в депо стараются подбирать так, чтобы пути следования были похожими.

6:00. Наш маршрут — «двойка» — выходит в свой первый ежедневный рейс по пути «Депо — Черемошники».

Город за окном еще спит: на улицах только дворники с лопатами, на дороге, в основном, такси и снегоуборочные тракторы, автомобилей мало. Пассажиров тоже практически нет: за весь первый круг их набралось всего человек тридцать.

По технике безопасности посторонним нельзя находиться рядом с водителем. Но, пока пассажиров нет, первые три остановки мне разрешили проехать у окошка кабины.

– Троллейбус — это сплошная непредвиденная ситуация, — шутит водитель Вадим. — Если серьезно, то концентрация внимания нужна большая. Иногда у меня впечатление, что 80 % водителей на дорогах не учили правила движения. Кто-то подрезает, кто-то навстречу выскакивает, а еще есть пешеходы, которые под колеса кидаются. Правда, иногда, не по своей воле: на остановке скользко, наледь, запросто можно упасть.

Возмущают Вадима и коллеги — водители маршрутных такси.

– Подрезать для них — в порядке вещей. И остановки занимают! Встанут в ряд несколько штук и выжидают пассажиров. А у меня график! Гудишь им, что подъехать не можешь — только единицы подвинутся, уступят.

Тем временем мы приезжаем на конечную остановку — Черемошники. Водитель выходит проверить штангу — так называемые «рога» троллейбуса. Она скользит по проводам благодаря медно-графитовой вставке, которая быстро изнашивается. Поэтому на конечной остановке нужно проверить ее и при необходимости поменять на новую.

Я жалуюсь на подмерзшие ноги. Кондуктор Ирина советует мне посидеть на ее месте — там печка.

– Обувь у тебя не подходящая. А вообще сейчас у нас обогреватели поставили, тепло. Раньше, если больше –20 оС было — замерзали. А сейчас нормально. Да и не знаешь, когда лучше: зимой — холодно, летом — жарко.

«Раньше я лучше о людях думала»

Вадим возвращается в салон и протягивает нам с Ириной по шоколадному батончику.

– Чтоб вас совсем задобрить, — улыбается он.

Между водителем и кондуктором есть особая связь. Это маршруты меняются каждый день, а вот напарники — нет. Друг для друга они порой единственные собеседники за смену. Сближает и раннее начало рабочего дня, и общий термос с чаем. Для водителя кондуктор это еще и дополнительная пара глаз — ему лучше видно, что происходит у дверей.

Ирина раньше работала преподавателем музыки, потом стала совмещать с подработкой кондуктором: на учительскую зарплату прожить стало сложно. Сейчас полностью перешла на работу в депо.

– Уходила в новую профессию не от сладкой жизни. А что в результате? Тоже много своих неудобств, — рассказывает она. — Два главных страха кондуктора: деньги и пассажиры. Со стороны все выглядит просто: спокойно ходишь по салону, вежливо требуешь деньги за проезд, садишься на место. На самом деле, когда я встречаю теплоту по отношению к кондуктору, сильно удивляюсь.

Пассажиры — самая частая причина слез и срывов кондуктора. Люди бывают разные, некоторые относятся к кондуктору с презрением, некоторые грубят. Встречаются и нечестные люди, поэтому кондуктор опасается ошибиться в расчетах.

– Вот, заговорилась с тобой, отвлеклась и, пожалуйста — сдачу дала с 10 рублей как с 50. — Ирина идет за пассажиром в другой конец салона, и объясняет, что ошиблась. Он возвращает лишние деньги.

– Мы часто говорим, что нет сдачи, если крупную купюру дают. Не из вредности отказываем, просто боимся фальшивых денег! Иначе недостачу в кассу нужно будет возвращать из своего кармана. Знаю, что одному нашему кондуктору подсунули фальшивую тысячную. Она проверила ее, распознала и кричит, что милицию вызовет. Так мошенник выхватил купюру и выбежал в открытые двери. Не ошиблась, значит.

Иногда пассажиры отказываются брать билеты: считают, что он не нужен, или, таким образом, оставляют деньги «на чай» кондуктору.

– В таких случаях я прошу: «Возьмите на память». Срабатывает! — Говорит она. — На конечной остановке мы каждый раз должны отметить номер последнего проданного билета: чтобы не было возможность продать один билет дважды. В прошлом году были с мужем в Ленинграде, и однажды в троллейбусе в самом центре мне билет не дали: кондуктор сразу положила его себе в карман, никого и ничего не стесняясь. А ведь это миллионный город, представляете, в каких это там масштабах творится?

Едем по кругу уже пятый рейс. Время близится к полудню, сидеть у печки уже невыносимо: солнце пригревает так, что становится жарко. Ирина понимающе вздыхает:

– Летом тоже, когда жара, все гуляют на улице, а у тебя работа и от форточек никакого толку — совсем невмоготу!

В салоне троллейбуса то густо, то пусто: в час пик, когда все ехали на работу, было не протолкнуться, а после 11 утра, в основном, едут пенсионеры и мамы с детьми. Малыши смеются, капризничают, а дети постарше даже успевают почитать книжку. На одной из остановок пассажир пытается зайти в салон, но с первого раза у него это не выходит, он падает и пробует снова.

– Он не очень трезвый, — шепотом комментирует Ирина. — Я за ними, конечно, смотрю. Если они просто выходят на своей остановке — облегченно вздохну, все обошлось. А еще они любят в троллейбусе спать. Это хуже!

Ирина рассказывает, что пассажиров она не запоминает: каждый день ведь приходится работать на разных маршрутах, да и смены меняются.

– Однажды показалось, что мальчишка знакомый едет, который садился на Рабочей, выходил через три остановки — в школу ездил, второклассник, наверно. А тут дальше едет. Я подхожу, говорю: «Мальчик, ты остановку не пропустил? Тебе же на прошлой надо было выйти?» А это, оказывается, совсем другой ребенок.

Днем работать проще: людей немного, все входящие пассажиры сразу идут рассчитываться. А вот в час пик в толпе некоторые предпочитают затеряться или прикинуться пассажиром с уже оплаченным билетом. Даже могут показать билет с совсем другого рейса.

– Раньше я лучше о наших людях думала, пока не пришла сюда работать, — говорит Ирина. — Теперь всякого насмотрелась. Разочаровалась. Напишите обязательно: нам не только кондукторов не хватает, но и вежливых, доброжелательных пассажиров!

Впереди у Ирины с Вадимом — последний рейс, расчет с кассой и отдых. До следующего хмурого утра и счастливых билетов. Один из них кондуктор, уходя из салона, все-таки берет: кто-то оставил на сиденье бумажный кораблик, умело сделанный из использованного билета.

– На память, — улыбается Ирина.

Няня ведь не даром Далее в рубрике Няня ведь не даром«Русская планета» обсудила современные семьи и современных детей с профессиональной няней Читайте в рубрике «Общество» Назван лучший российский фильмШедевры Никиты Михалкова, Федора Бондарчука и Андрея Звягинцева в список не попали Назван лучший российский фильм

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»