Краткий курс обычной жизни
В одном из домов в

В одном из домов в "Детской деревне SOS Пушкин", в которой воспитываются дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. Фото: Руслан Шамуков/ ТАСС врез

В Томске появилась отдельная квартира для обучения сирот простейшим бытовым навыкам

В Томске начала работу адаптивная квартира «Шаги» для детей и подростков из детских домов области. Добровольцы решили научить детей-сирот простым вещам, без которых невозможно выжить в реалиях современного мира: платить за услуги ЖКХ, убирать дом, готовить еду, искать работу и дружить с соседями. О том, почему жизненно важным вещам не учат в приютах и зачем их воспитанникам такой «временный дом», «Русской планете» рассказала Елена Ведерникова, директор Томской региональной общественной организации (ТРОО) «Добро».

– Расскажите о проекте, для кого он?

– Мы занимаемся социальной адаптацией подростков из детских домов области, которые через 2–3 года покинут их.

К нам в адаптационную квартиру приезжают дети, они живут там с пятницы по воскресенье. За то время, что они там находятся, специалисты с ними проводят тренинги и мастер-классы. При этом они сами себя обслуживают: ходят в магазины, готовят пищу, рассчитывают бюджет и приобретают другие полезные жизненные навыки.

На сегодняшний день прошло три смены, каждая из которых была тематической. Первая — социально-бытовой, во время которой подростки учились понимать рецепты, считать пропорции, рассчитывать необходимое количество продуктов и покупать их. В целом, обучались повседневным вещам. Вторую смену мы посвятили самообороне. На ней говорили, например, что не стоит вмешиваться в конфликты, затевать драк, и использовать силу надо только для самозащиты. На это занятие приезжал тренер, который провел с ребятами три тренинга. Последняя на сегодняшний день смена была посвящена медицине. Дети научились собирать домашнюю аптечку, изучали собственный организм, физиологию и проблемы, которые могут возникнуть со здоровьем. Им рассказали, куда в случае чего нужно обращаться, как получить полис ОМС и так далее.

– Но ведь это довольно простые вещи.

– Да, я с вами согласна, но ребята многого не знают. Этому их в детских домах не учат, и навыкам просто взяться неоткуда. Система устроена так, что за них всегда все решают. И когда их в 16–17 лет выпускают из детского дома, подростки остаются совершенно одни. Если у нас есть мамы, папы, бабушки и дедушки, которые о нас волнуются и готовы прийти на выручку, расскажут, как те же пельмени сварить, то детдомовцам просто не к кому обратиться. И поэтому мы объясняем им такие вещи, которые нам кажутся элементарными.

– Вы сказали, что набирали детей из области. Почему не стали брать подростков из Томска?

– Те ребята, что у нас сейчас занимаются, после выпуска планируют переехать в областную столицу. Но сейчас они здесь абсолютно не ориентируются. Для них загадка, как добраться до площади Ленина, куда едет трамвай № 5. Поэтому для них это более актуально. Многие, как и они, хотят перебраться ближе к центру после выпуска. А у нас, помимо тренингов и занятий, есть экскурсии по городу, что является для них большим преимуществом.

– Как проходит смена?

– К нам дети приезжают во второй половине дня пятницы. Они рассчитывают, что им надо купить на все выходные, и идут в магазин за продуктами. Меню им помогает составить профессиональный повар. Он не вмешивается в готовку, а просто наблюдает со стороны и в случае необходимости подсказывает. Повар может сказать им: «Дети, если вы приготовите то блюдо, что выбрали, бюджета на все оставшиеся дни вам не хватит».

Пятница у нас, можно сказать, разминочный день. В субботу начинаются тренинги: два с каким-либо специалистом и два с психологом. Кстати, психолог с детьми отдельно занимается, у него свой собственный курс и задачи. В воскресенье мы начинаем подводить итоги. Сначала проводим культурную программу, на которой дети могут немного отдохнуть и расслабиться. Затем мы заполняем анкеты, они приводят квартиру в порядок, убирают все за собой, и прощаемся до следующей недели. После всех 12 смен будет что-то вроде экзамена, на котором мы подведем окончательные итоги. Потом наберем новых ребят, которые захотят учиться, и будем работать с ними.

– Подростки на каждой смене одни и те же или каждый раз меняются?

– Всегда одни и те же. Проект, можно сказать, на пробной стадии. К нам приехали сейчас только те, кто действительно этого сильно захотел. Тех ребят из детского дома, кому вообще ничего не надо, мы не трогаем. К сожалению, таких детей очень много. Да и первых набрать было довольно сложно.

Большую часть времени мы потратили просто на уговоры. Сейчас у нас собралась группа из пяти человек, с которыми мы целенаправленно работаем. Могли бы, конечно, взять и больше, но съемная квартира всего лишь трехкомнатная, и большее количество ребят было бы сложно разместить.

Производство детских настольных игр на спецпредприятии "Новое поколение", где проходит социальная адаптация и реабилитация трудных подростков. Фото: Руслан Шамуков/ ТАСС

– Этот проект — ваша идея?

– Нет. Это идея Александра Гезалова, который является официальным экспертом Государственной Думы и Совета Федерации по вопросам социального сиротства в России и странах СНГ. Сам он тоже выпускник детского дома. Долгое время помогал заключенным и зависимым ребятам. Потом решил помогать детям-сиротам в детских домах. Сегодня он инспектирует несколько организаций, в том числе и нашу. Будучи нашим экспертом, направляет проект в нужное русло. Можно сказать, что идея его, но с нашим наполнением.

Александр Гезалов подсказал, какие жизненные навыки необходимо развивать в детях, и предложил нам самостоятельно продумать смены, что мы и делали. Прежде чем этим заняться, мы провели опрос среди воспитательского состава и руководителей детских домов, а также их воспитанников. Целью было выяснить, что им в жизни пригодится, с какими проблемами они столкнутся и чего из этого им не смогут дать в стенах детдома или приюта. Исходя из этого, были выстроены смены, направленные на преодоление трудностей. То есть главное — видение прорех в подготовке к взрослой жизни самих подростков.

– Человек сторонний не смог бы придумать такую программу. Вам помогали в этом?

– Да, мы привлекали специалистов. Кто-то из тренеров уже есть в команде на постоянной основе, кого-то приглашаем. Например, профессиональный врач, который уже третий год с нами работает. Сейчас она разработала свой курс и преподает его детям. Недавно к нам пришли два психолога. У каждого из них есть свой опыт, и они гармонично дополняют друг друга.

Из сторонних специалистов был тренер по самообороне, с которым получился довольно хороший опыт.

Планируем, что будет специалист по кадрам, который научит обращаться с документацией и получать ее. Стилист будет, который обучит, например, что лучше надеть для деловой встречи, собеседования, спортивного мероприятия и так далее. Также пригласим автомеханика. Подросткам необходимо ориентироваться в устройстве машин, потому что практически каждому человеку приходится с этим сталкиваться в жизни.

Как пришли к тому, что в Томске такая квартира необходима подросткам?

– Все через опыт. Я работала с такими ребятами последние пять лет. Видела, что статистика довольно печальная и надо было с этим что-то делать. До этого мы проводили занятия раз в неделю, но это мало что решает и не может ничего изменить в жизни тех 20 человек, что их посещали. Сложность еще в том, что, например, мы в течение трех лет учили детей разного возраста готовить, и в итоге все переходило в какое-то баловство. Тогда и поняли, что надо переходить к адаптивной квартире и такой системе подготовки. Летом у нас лагерь, этот проект, в планах еще несколько. Например, будем помогать детям с профориентированием.

– Почему в детских домах не учат таким элементарным вещам, как, например, расчет покупок?

Воспитателям просто некогда. Им важно, чтобы все дети были накормлены, вовремя приготовили уроки и ушли в школу. Поверьте, забот им там хватает и без этого. Но у нас есть в детском доме №4 служба постинтернатного сопровождения. Дети, которые столкнулись с какими-то жизненными трудностями, могут туда обратиться. По крайней мере, так было задумано, но идея до конца не была реализована. Проблема здесь в том, что не каждый ребенок после выпуска, вздохнув полной грудью свободу, может вернуться обратно.

– Но это же возвращение не навсегда.

– Конечно, но здесь важен психологический фактор. Только в том случае, если подросток смог настроить индивидуальный контакт с воспитателем и продолжил после выпуска с ним дружить. Бывает такое, конечно, но крайне редко.

В большинстве случаев они остаются со своими проблемами наедине. Даже те занятия, которые проводятся на базе детского дома, не очень удачны. Дети все равно видят в воспитателях надзирателей, которые следят за тем, что бы они не пили, не курили и занимались в школе. А если на занятия приходит сторонний специалист, они его воспринимают как «чужого дядю». Неформальная обстановка располагает к себе, и соответственно, улучшается качество обучения.

– У тех детей, что сейчас занимаются, есть что-то общее?

– Нет, они все совершенно разные. Два ребенка долгое время прожили в разных приемных семьях, и не помнят своих кровных родителей. Насколько я знаю, девочка сбежала от приемных родителей, а мальчик из-за конфликтов вновь оказался в детском доме. У двух других все еще сложнее. Мать одного ребенка в местах лишения свободы, у другого — пропала. Поэтому нельзя сказать, что в наш проект попали дети с какими-то общими судьбами.

– Нет опасения, что они что-то украдут или квартиру разнесут?

– Тут важно доверие. Но мы не оставляем детей в квартире одних даже из-за банального опасения за их здоровья и безопасность. С подростками ночует человек, которых за ними следит, везде ходит и в случае чего помогает. Этот парень сам бывший воспитанник детского дома. Его опыт помогает, например, разрядить напряженную обстановку, объяснить какую-то ситуацию. Дети ему очень доверяют. Конечно, есть вероятность неприятной ситуации, но не хочется думать о плохом.

– Ожидания ребят оправдались?

– Это, наверное, какое-то чудо, что нам попались настолько благодарные дети. Такое случается очень редко. В своих отзывах, которые они еженедельно оставляют, сплошной восторг. На 8 марта они нас уговаривали оставить их еще на один день, что, в принципе, было возможно, но мы объяснили, что бюджет довольно ограничен.

– Кто за все это платит?

– На первые 12 смен нам удалось получить грант в размере 250 тыс. рублей. Но мы немного просчитались, например, не подумали о культурных мероприятиях, которые тоже стоят денег, и были вынуждены привлекать спонсоров. Недавно удалось получить недостающие 60 тыс. рублей. 

ЖКХ-2016: томичи заплатят на 4% больше Далее в рубрике ЖКХ-2016: томичи заплатят на 4% большеНасколько выросли тарифы на коммунальные услуги и как получить субсидию Читайте в рубрике «Общество» С Нового года мусор в России будет жить по-новомуСтанет ли в стране меньше отходов, и во что нам это обойдётся? С Нового года мусор в России будет жить по-новому

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»