«Снег потом долго снится»
Грейдер на улицах Томска. Фото: Олеся Ященко.

Грейдер на улицах Томска. Фото: Олеся Ященко.

Почему мужчины в Томске убирают улицы, а женщины — дворы

Свой мир

В помещении — гул: выкрики, обрывки фраз и смешки. Возле окна диспетчерской чуть тише: здесь водители и механизаторы стоят в очереди за путевыми листами. На плече у многих обеденные сумки с голубцами, картошкой, котлетами — у кого что.

Меня сотрудница диспетчерской вписывает в одну из путевок как сопровождающего. Следующий контрольный пункт — медицинский осмотр. В кабинете за пустым столом, на котором только журнал, сидит врач. Кого-то — осматривает, а кому-то сразу делает отметку, и выпускает на маршрут.

– Врач меня уже хорошо знает: может просто глянуть и сразу определить мое состояние, — объясняет мне один из механизаторов.

Затем водители направляются к старшему мастеру. Каждому из них она определяет фронт работ: улицы и участки, которые нужно очистить от снега. Именно мастера следят за обстановкой в городе.

И мы направляемся в гараж. Меня поручают механизатору Геннадию Ткаченко. В гараже он неторопливо надевает синие резиновые перчатки, вытаскивает воронку, сделанную из обрезанной пластиковой бутылки — и солярка вливается в бак. Кроме шума от работающих моторов, ничего больше не слышно. Геннадий получает отметку у заправщика и едет к контролирующему механику: тот проверяет состояние машины. Если техника неисправна, могут не дать разрешение на выезд. Но у нас все в порядке, едем.

– Я так считаю: не ругай технику, и она тебя не подведет, — рассказывает Геннадий. — Иногда говорю: «Давай, родной, не буксуй». У меня есть своя машина, она — ласточка, красавица. А грейдер — это все-таки это он, у него характер мужской.

Пока мы двигаемся до места назначения — Иркутского тракта — мне разрешают забраться в кабину. В ней тепло и уютно, а на улице — сильный ветер. Кабина маленькая — водитель сидит на крохотном сиденье, обтянутом тканевым чехлом, а руль кажется игрушечным — размером он не больше обеденной тарелки. Но рядом с ним торчит еще девять рычагов — для управления ножом и отвалом.

У лобового стекла — иконка. Геннадий рассказывает, что их помещают сюда не все. Кто-то предпочитает фотографии: одни — обнаженных женщин, другие — семейные или детские снимки.

– Сколько деревьев в лесу, а все разные — так и люди, — философски заключает он.

Кабина для водителя — как обустроенный дом. Из-под шва обивки под самой крышей в стене торчат чайная и столовая ложки, кружка болтается на одном из рычагов. На двери магнитом прижата зажигалка, а рядом прикреплен сложенный путевой лист.

– Не таскать же мне все это каждый день из дома, — поясняет водитель. — А рычаг этот я использую раз в пятилетку, а так он без надобности, вот и приспособил под кружку.

Главный по сугробам

Ни магнитофона, ни даже радио в кабинет нет.

– Не скучно без музыки?

– Так я постоянно занят работой, все равно плохо слышно было бы. А если бы был приемник, то слушал бы шансон, потому что эти песни со смыслом, они жизненные, о людских судьбах. Есть над чем задуматься — не то, что попса. Ох, смотрите, какая наледь на пешеходном переходе!

Следующие 15 минут мы ездим туда-сюда с ножом и отвалом по пятачку у автобусной остановки. От их работы — ощущение будто едешь по стиральной доске. Счищают все до асфальта.

– Теперь бабки на переходе нормально пройдут, не поскользнутся. Поэтому мне и нравится работа: сразу виден результат.

Геннадий работает снегоуборщиком уже несколько лет.

– Иногда после тяжелой смены уже не обращаю внимания – очищен ли мой собственный двор, или нет. На работе насмотрелся на снегоуборку, — говорит он.

Хотя за это время профессиональный взгляд на правильную чистку улиц и дворов у него, конечно же, сформировался.

– Мы работаем в две смены — днем и ночью. Ночью тяжело: с 22 часов до 7. Особенно если накануне был большой снегопад, устаешь очень сильно, — задумывается, ищет подходящее слово. — Снег потом еще очень долго снится.

Этой зимой работать пока что было не очень тяжело: снег выпадал и сразу же таял. Только к концу декабря и лег.

– Должен же когда-нибудь и на нашей улице праздник быть! — смеется Геннадий. — Знакомые с все равно не упускают случая упрекнуть — там плохо почищено, в другом месте сугробы. Не объяснишь же каждому, что я не за все дороги в городе отвечаю.

Он рассказывает, что некоторые просят по-дружески почистить их дворы: но это невозможно, на транспорте стоят спутниковые маячки. Сразу видно, куда идет машина и сколько топлива она расходует.

– И вообще, во дворах должны дворники убираться, — резюмирует он.

Ни болезней, ни холода

Вместе с дворником дома по улице Мичурина Людмилой Аксеновой я отправляюсь чистить двор на следующее утро. Мы встретились мы в 6.45 утра.

– Обычно мы начинаем работать часа на полтора раньше, — смеется она. — Но я решила вас пожалеть.

Рабочий день у Людмилы Аксеновой вообще ненормированный. Если ночью был снегопад, она встает в 5 утра. А то и раньше: к 7 все должно все дорожки и проходы должны быть почищены — в это время народ повалит на работу. Когда снег идет целый день, дворнику приходится его убирать в течение 10–12 часов.

Это ночью снегопада не было. Но работа есть — сегодня Людмила счищает намерзший лед со ступенек и у подъездов.

Все делает вручную, ее инвентарь — лом и три лопаты: пластиковая, железная и деревянная. Последняя, правда, сегодня простаивает, как говорит Людмила: «Ее лучше вообще не трогать». «Деревяшка», как дворники ее называют, предназначена для уборки большого и легкого снега: когда сразу после снегопада нужно тропинку через залежи проложить, или сугроб подровнять. Если после снегопада прошло больше 3–4 часов, этот инструмент уже не поможет — он быстро сломается и потрескается.

Пластмассовая лопата тоже используется редко. А самый лучший друг дворника после лома — железная лопата. Она и для дорог подходит, и для тротуаров, и на детской площадке ею лучше орудовать.

– Для дворника ни болезней, ни холода не существует, — рассказывает Людмила и одновременно работает: легко, одной рукой, буквально играючи, подкидывает ломик. Он слегка подлетает и падает на лед. — Особенно, если снегопады. Если на работу не выйти — люди вообще из дома не смогут выбраться. Это очень ответственная профессия, — резюмирует она.

Пока Людмила мне все это рассказывает, она успевает очистить четыре ряда ступенек к подъезду. Быстро и профессионально. У меня уже руки сводит от мороза. Людмила смеется надо мной: теплее надо одеваться! Они с коллегой — дворником из соседнего двора — одеты очень тепло. Вместо перчаток у них — варежки на ватине. А еще: по три пары штанов, теплые шапки, куртки и, конечно, валенки. Обычные зимние сапоги для работы дворника не приспособлены. Из обмундирования управляющие компании выдают работникам одни оранжевые спецовки, варежки и иногда шапки.

За уборку территории возле обычного дома с тремя подъездами дворник получает 2–3 тыс. рублей. За месяц — сколько наработал, общая сумма зависит от количества дворов. Есть у них и свои профессиональные недуги — болезни суставов и ревматизм. У новичков с непривычки пальцы застывают в форме черенка от лопаты.

Большая часть томских дворников, как и Людмила Аксенова — женщины-пенсионерки.

– Да, женщины сильнее, — шутит она. — Мужчины больше работают на спецтехнике: загружают снег, водят тракторы. А с ломом управляться считается слишком простым занятием.

Томск вздрогнет Далее в рубрике Томск вздрогнет«Русская планета» выбрала 9 главных ожиданий 2014 года в регионе Читайте в рубрике «Общество» Ким Чен Ын может стать гражданином РФЧто роднит лидера Северной Кореи с известным режиссером Эмиром Кустурицей? Ким Чен Ын может стать гражданином РФ

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»