Ледяные парни
Добыча льда на Чулымском озере. Фото: Элина Сергеева

Добыча льда на Чулымском озере. Фото: Элина Сергеева

Как добывают лед в озере Чулымское на окраине Томска

Ледяные скульптуры — обязательные детали новогоднего украшения города. Прежде чем создать их, резчикам приходится добыть материал. Добытчики льда — мужчины серьезные, неразговорчивые и даже слегка суровые.

Выезд бригады по добыче льда в 9 часов утра. В планах провести весь день на озере и к 5 вечера достать из воды последнюю глыбу льда. Пока ребята готовят бензопилы, топоры и крюки, одевают теплую одежду и допивают утренний кофе, коммерческий директор компании «Лёдberry» Наталья Шанина ведет меня в холодильник. Сегодня в Томске 4 компании, которые добывают и изготавливают изо льда фигуры.

Температура в цехе всегда ниже нуля. Сейчас –12. Здесь работники хранят и выращивают лед и сюда же привозят глыбы, добытые из озера. В холодильнике — ледяные скульптуры, в которых заморожены живые цветы, фрукты, различные элементы декора. Прямо возле двери лежит огромная, сантиметров 40 в толщину, снежинка — тоже будущее украшение города. Автор этой снежинки Павел Сафронов, профессиональный добытчик льда, художник-резчик, выходит из холодильника с маленькими кусочками льда в пиалке. Даже в лютые морозы его любимый напиток — чай со льдом.

– Много лет назад я начал вырезать изо льда скульптуры. Раньше в Томске все, что изо льда, делали красноярцы. Потом этим начал заниматься я, — рассказывает Павел.

В 90-е у Сафронова не было даже набора специальных резцов, как у иногородних специалистов. Пришлось использовать подручные материалы.

– Первый мой инструмент я сделал сам, — говорит он. — Взял ножку от кровати, заточил и выпилил первую скульптуру, красноярцы смеялись надо мной тогда, помню.

Первая скульптура — медведь на мотоцикле, на его лапе сидела собачка, а на ее лапе — мяч. На следующий год Павел сделал шесть скульптур, потом 12 и постепенно на местном рынке остались только томичи. Сейчас он главный художник-скульптор компании и готов обучать этому творческому ремеслу всех желающих нынешних добытчиков. Один из них Андрей Дятька — невысокого роста, худой мужчина с глубокими морщинами на лице.

Ледяные скульптуры — произведения весьма недолговечные, но Андрею не жалко своего творчества, говорит — они свое отработали.

– По поводу творчества я вот что думаю, — говорит Андрей. — Я был в Красноярске и возле храма видел художника, который рисовал водой по мраморной плитке. Рисовал он как раз храм. Я говорю: «Так никто ж не увидит, все высыхает». Художник показал указательным пальцем вверх и ответил: «Там все видят». Так и ледяная скульптура — если впечатлит, то остается в сердце.

– Так, ребята, лопаты, метла, бензин… все, поехали.

На добычу льда бригада едет на двух машинах — всего 9 человек. Двое из них остались в городе на объекте: они резчики и будут заканчивать праздничное оформление одного из скверов. Андрей Дятька — главный в этой бригаде. Ему уже за 50, и работает он в компании не больше полугода.

– В августе я увидел объявление и очень удивился, что требуются резчики по льду летом, заинтересовался.

По словам бригадира, на его счету это профессия уже двенадцатая. До этого он работал водителем, обходчиком на железнодорожном вокзале, резчиком по дереву, занимался росписью деревянных сувениров под хохлому. Про свой богатый профессиональный опыт Дятька говорит так: «Человек должен уметь все, хотя бы немножко».

– Добывать лед — это вынужденная ситуация. На деревьях он не растет, так что, чтобы хоть что-то из него сделать, его надо добыть, — рассуждает Андрей. — Это дает колоссальный опыт, а его же не пропьешь.

Ежедневно на топливо для бензопил уходит от 3 до 9 литров бензина. Пока ребята покупают топливо, Дятька рассказывает, что каждый день бригада добывает от 30 до 100 блоков в день. Однако вчера мужикам не повезло.

– Лед, который совсем рядом с берегом, был, с травой и очень тонкий, в нем шуги много, то есть пыли, песка, грязи, — объясняет Андрей. — Нам пришлось выпиливать блоков 15 и просто выбрасывать их на берег, так как они просто не пригодны для изделий. А потом уже начали добывать, поэтому вчера только 30 получилось.

Лед можно добывать при температуре не ниже –25 градусов, иначе он может потрескаться или покрыться паутинкой. Первые выезды для добычи — это середина ноября. По словам бригадира, в начале последнего осеннего месяца бригада только готовит лед: чистит, сметает снег. Если снег намокнет, то образует верхний слой льда, который непригоден для использования и затрудняет добычу.

Мы подъезжаем к озеру. Белое поле, все в снегу. Большие блоки стоят возле берега — это вчерашняя работа бригады. Края нескольких блоков желтые, грязные — это, как рассказал Андрей, шуга, которая попала в лед. Подхожу к краю озера — вода в нем уже давно замерзла, только в середине небольшая прорубь.

Добытчики берут инструменты: лопаты, крюки, топоры и шагают по озеру. Один из них начинает аккуратно стучать лопатой по недавно застывшему льду в проруби. Тот поддается. Еще тонкий лед, который подернул прорубь, выгребают и выбрасывают на берег. Так готовят коридор для плит, которые пойдут ближе к берегу, чтобы их было легко поднять.

– Помните, фильм был «Андрей Рублев», — перекрикивая стук, говорит Дятька. — Там лед добывали ручными пилами, выпиливали кирпичики и на повозках везли в город, там строили из него что-то. Значит, такая практика еще с царских времен существует.

Сейчас способ добычи льда проще. Блоки уже намного больше кирпичиков, и чтобы извлечь их из озера, сил человеческих не хватит, поэтому бригада использует манипулятор. К самому льду бригада относится бережно и нежно, будто добывает золото, а не замороженную воду. Если на нем будут повреждения, то и произведение не получится. А в планах в этом сезоне не только ледовые городки, но и скульптуры для ресторанов и уличных праздников.

– Лед сначала набирает в себя холод, а потом очень медленно его отдает, — рассказывает бригадир. — Благодаря таким свойствам ледяные фигуры могут стоять по несколько часов. Например, в ресторанах или на улице летом.

Пилы заревели, воздух наполнился запахом бензина. Рабочий вырезает блок строго по лекалу, делает это аккуратно, как настоящий портной. Бензопила легко опускается все ниже в лед и режет его до основания. Ниже только вода. Остальные, вооружившись лопатами, очищают озеро от шуги, чтобы блоки свободно проходили к краю озера. Толщина льда около 30 см. Один блок легко отделяется от замерзшего озера. Его тут же подхватывает мужчина с багром. С его помощью он аккуратно подцепляет льдину и тянет ее к берегу. Осталось дождаться манипулятора, который сможет вытащить лед на берег. Сегодня этот лед не поедет в контору, он останется на берегу до завтра сушиться и набирать температуру окружающей среды, как тот, что добывали вчера. Ледяные блоки выстраиваются вдоль берега один за другим. С момента начала работы бригады прошло уже около двух часов, но пока добыто только три блока. Но, как говорят ребята, работа только началась.

Лед добывают в озерах потому, что река опасна течением.

– Если кто-то поскользнется и уйдет под лед, течение его подхватит, и считай все — погиб, а на озере вода стоит — можно вытащить, — поясняет Андрей.

Работают добытчики в теплых костюмах и валенках. Однако спустя несколько часов многие уже без курток. На улице –15. По технике безопасности нужно еще обвязывать себя специальными монтажными лентами, но в них, говорят, двигаться неудобно. Вовремя выпиливания льда и вытаскивания его из воды вокруг проруби тишина. Слышен только рев бензопилы.

– Вы знаете, — говорит мне Андрей вовремя перекура. — Вам интересно, что я думаю? Раньше было такое общество фиолетовых, вот мне фиолетово, абсолютно меня не напрягает, что сейчас с валютой, я знаю, что это временно. У каждого есть либо черная полоса, либо белая, а у меня цвета радуги.

– И какая сейчас полоса у вас?

– У меня розовая, ведь недавно у меня дочь родилась, ей 1,4 месяца и я самый богатый, у меня с каждым днем она вес набирает, и я становлюсь все богаче. Ведь мы дочь ждали 9 лет с женой, а сыну у меня 22 года.

Приехавший манипулятор начал погрузку вчерашних блоков. Один за другим рабочие цепляют льдины за крюки и поднимают на машину. Блоки везут в холодильник, и уже завтра их можно будет брать в работу и выпиливать скульптуры. Мы уезжаем, а бригада добытчиков льда остается работать. В день они добывают около 50 блоков.

«Всегда виноват только насильник» Далее в рубрике «Всегда виноват только насильник»Жительницы Томска вышли на пикет против насилия над женщинами Читайте в рубрике «Общество» Открытие Крымского моста не приведет к снижению цен на грузоперевозки в КрымЕсли ранее грузоперевозки осуществлялись только через платную паромную переправу, то открытие нового моста позволит сократить расходы транспортных компаний на перевозку. Оправдаются ли ожидания крымчан? Открытие Крымского моста не приведет к снижению цен на грузоперевозки в Крым

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»