Наследивший Чеховым
Леонтий Усов. Фото: Денис Киреев

Леонтий Усов. Фото: Денис Киреев

Cкульптор Леонтий Усов — о самых важных частях человеческого тела, России-матушке и сибирском валенке

В центре Томска на набережной Томи стоит памятник Антону Чехову. Название у него сложное: «Антон Павлович Чехов в Томске глазами пьяного мужика, лежавшего в канаве и не читавшего «Каштанку». Его автор — томский скульптор Леонтий Усов.

Мастерская Усова находится в спальном районе, в полуподвальном помещении на Алтайской улице. Внутри просторно и тепло. Приятно пахнет деревом. На внутренней стороне двери висит огромный, во весь размер двери, плакат-афиша выставки Усова в Голливуде (она проходила в мае прошлого года), где были представлены скульптуры-портреты голливудских же актеров: Джек Николсон, Роберт Де Ниро, Аль Пачино. Мастер первым делом предлагает мне чай, приносит кипу буклетов и книжек о себе, а сам усаживается за рабочее место.

– Леонтий Андреевич, а над чем вы сейчас работаете? — задаю банальный вопрос, чтобы завязать разговор.

– Делаю сибирский валенок, — отвечает мастер.

«Голова профессора Леннона»

Помещение мастерской раньше принадлежало продовольственному магазину. Однако Усов выкупил его, и вот уже 15 лет здесь работает. Мастерская вызывает ассоциации с известным романом Александра Беляева: в одной части помещения со стеллажей и полок на посетителя смотрят головы самых разнообразных деятелей культуры. Это Бернард Шоу, Борис Гребенщиков, Сергей Галанин, Максим Горький, Александр Ф. Скляр, The Beatles в полном составе. Особенно много Чеховых, Гоголей и Дон Кихотов. В другой части — рабочее место скульптора, с кучей инструментов и огромным мольбертом.

Одна из последних работ Леонтия — квадроскульптура «The Beatles in Siberia», сделанная специально для презентации книг Юлия Буркина «Осколки неба» и «Наследие «Осколков». 30 сентября в Органном зале Томской филармонии состоялся необычный концерт, где впервые томичам показали эту скульптурную композицию.

– Я их сделал очень быстро, это нельзя так делать вообще, — рассказывает скульптор. — Мне Юлий Буркин сказал: «Всё, 30–го выступаем, делаем концерт в Органном зале». И я отвечаю: «Как, я же только сделал Ринго Старра». Ну, в общем, пришлось, засучив рукава, за месяц это сделать. И во время концерта эти головы выставлялись на стол.

– А почему именно такой период выбрали? Когда «битлы» отказались от своих одинаковых причесок.

– Вообще я по времени сместил. Изначально хотел их сделать совсем старыми. Но, ведь в живых из них осталось только двое, поэтому пришлось скорректировать. Вообще, молодые лица делать тяжело. Очень мало на лице следов прошлого.

«Что с тобой сделал русский рок, парень?»

– А вы сами какую музыку слушаете?

– А любую, — отмахиваясь отвечает Усов.

Об этом говорит и его коллекция дисков. Но, все-таки, если вывести из нее среднее арифметическое, то получится, что мастер любит классику, бардов и советский рок. У скульптора в разработке цикл портретов советских рокеров. Сейчас их 8, в перспективе будет 16. Усов уже сделал Бориса Гребенщикова, Александра Скляра, Артемия Троицкого, Андрея Макаревича, Вячеслава Бутусова, Петра Мамонова, Сергея Галанина и Севу Новгородцева. И хочет сделать Гарика Сукачева, Жанну Агузарову, Константина Кинчева и Виктора Цоя. Троицкий хотел даже организовать выставку и стать ее куратором, но события на Украине притормозили процесс, говорит Усов.

– Надо отдохнуть, потом к этому подойти, — говорит Усов. — Троицкий хотел быть куратором, но мы с ним разругались: я хотел, например, включить в список Шахрина (Владимир Шахрин лидер группы «Чайф». — Примеч.авт.), Артемий говорит: «Нет, если ты хочешь, чтобы я был куратором твоей выставки». Представляешь? Вот такой диктаторский подход. А еще либерал называется. Теперь они разругались совершенно со Скляром. Он даже выступил, «мол, был у меня друг, я потерял его». Скляр за Новороссию, а тот же — против. Тем более что Троицкий сейчас не в России, может, когда-то вернется, скажет «нет, я не дам их выставить, я куратор». Нахрен оно надо, такое творчество? Вот тебе, пожалуйста, что такое либерализм.

«Часть тела не менее важная, чем голова»

Я прохожу среди скульптур, рассматриваю их. Все–таки своеобразный у Леонтия Андреевича взгляд.

– А вот это что такое? — я указываю на непонятное громоздкое сооружение.

– Это «Терра Инкогнита». Это женский торс — Россия-Матушка. А кто-то вот смотри, залез на нее. А сзади лозунги, которые пишут на заборах. «Боже, царя...», «Сын за отца не...», «Наше поколение бу...», слово «Перестройка» вверх ногами, «Здесь был Вася».

Усов показывает скульптуру Максима Горького.

– Посмотри, вот, портрет, ясная сторона, так сказать, всего. Сделал только две руки, трость, лицо, но остальное ты же додумаешь сам.

И действительно, портретные скульптуры Леонтия Усова сделаны именно таким образом: есть голова, есть руки, есть аксессуары некие. И все. И это придает фигуре воздушность физическую, и смысловую наполненность. Вот, хотя бы тот же Горький. Вся скорбь мира собрана на его выточенном из дерева лице.

– Зачем тут спину делать и плечи? — говорит скульптор. — Какая прозрачность, тут все решено идеально в плане пропорций. И если бы сделал плечи, то все потерялось бы. Так и хочется сказать «Ай да Усов, ай да сукин сын!». Вот, портрет моего любимого Бернарда Шоу. Здесь сама по себе форма завораживает, держит, мимо не пройдёшь. А бывает, идешь иногда по музею, все картины друг на друга похожи, по цвету, по тональности. И скульптуры стоят, а ты проходишь мимо и думаешь: «ну да, ну, нормально» и прошел. А это тебе как в лоб — р–раз! И ты думаешь: «Подожди, ни хрена себе». Состояние очень мощное. Форма, понимаешь? Нужно же людей останавливать.

Очень интересно сделана скульптура Зигмунда Фрейда. Он, как и некоторые другие произведения Усова, так сказать, загнаны в рамки.

– Я не знаю, я ли это придумал, — поясняет он. — Я хотел соединить живопись и скульптуру. Это, конечно, никогда не совместишь, но намеком-то можно. Это получается не от ума, а от внутреннего толчка.

– А это что? — спрашиваю, указывая на непонятную скульптуру.

– А это — «жопа, часть тела не менее важная, чем голова». — Усов ставит филейную часть из дерева на стойку. — Что такое портрет? Это голова. А что противоположно голове? Жопа. И всегда, если ругают кого-то, то говорят: у тебя не голова, а жопа, обвиняют жопу, а это — не менее важная часть тела, чем голова. Здесь — женская, с натуры. У Маркеса есть интересное выражение, что слово «жопа» не менее красивое, чем слово «генерал». Я посмотрел словарь Даля, а там — полторы страницы об этом слове.

– Почему из нее гвоздь торчит?

– Это у меня таракан такой в голове — гвозди. Они у меня на многих работах.

Но «пошлости» на этом не заканчиваются. Скульптор достает с полки работу, по сути, являющуюся мужским половым органом с крыльями.

– А вот — Зевса я делал. Зевс захотел овладеть Ледой, это из мифологии сюжет. Он же верховный бог, а она ему не далась. Он не стал ее силой брать, а просто превратился в лебедя. Однажды когда она сидела, он к ней приласкался и трахнул ее. Леда родила от него Полидевка и Елену Троянскую. Вот, Зевс, момент превращения в лебедя. Я еще делал такую же работу, только наклонил вперед голову, добавил крылья от «Су-17», назвал ее «Сокол Жириновского» и подарил моему другу Владимиру Вольфовичу, она у него стоит в кабинете. Жириновский хотел меня в свою партию завербовать, но я отказался. А жаль, может политическую карьеру сделал бы, — смеется Усов.

Аркашка Счастливцев

Интернет по запросу «Леонтий Усов» характеризует его как скульптора, актера и художника. Дело в том, что Усов отработал более 30 лет в театре и, по его собственному признанию, для того, чтобы стать актером, изначально был рабочим сцены. Первой ролью был Андрей Непейпиво в пьесе, названия которой скульптор уж и не помнит.

– Понял, что искусства в театре нет, есть высокое ремесло, — рассказывает Усов. А как оставить след в искусстве, надо же наследить. Взял карандаш, стал учиться рисовать, графика, живопись, потом как-то незаметно перешел в скульптуру. И ушел из театра. Последняя моя роль — Аркашка Счастливцев в спектакле «Лес».

Первая выставка Леонтия Усова состоялась в 1992 году, организовал ее Александр Ширвиндт, которого Усов называет крестным.

– А многие из тех, чьи портреты вы делали, видели себя в кедре?

– Скляр и Галанин у меня в мастерской были. Макаревич тоже видел, я ему фотографии показывал. Он еще спросил, почему у него усы так по-чапаевски. А я так захотел. А Севе Новгородцеву я возил его скульптуру к нему в Лондон.

Диалог

В конце августа к юбилею Томска в Художественном музее открылась совместная выставка Леонтия Усова и художника Константина Фомина «Диалог». В трех залах были выставлены скульптуры и графические работы. Усов всегда не против таких «диалогов»: в прошлом году он вместе с другим томским художником, Андреем Редчицом организовал «Выставку двух…». С художниками Усов знаком давно.

– С Фоминым мы знакомы с момента создания Гильдии Томских художников: Кислицкий, Фомин, Редчиц, Усов, Желтов — это ядро Гильдии. У Фомина мне нравится все, поэзия особенно. Поэзия гениальна у него совершенно. Он прозу, романы сейчас пишет.

Сам Усов также рисует, часть его мастерской занимают портреты известных томичей. В 2004 году он выпустил свою первую книгу «Томичи глазами Леонтия Усова».

– Я сейчас хочу издавать новую такую книгу, — комментирует автор.

Внутри портреты тогдашних губернатора и мэра — Виктора Кресса и Александра Макарова. А также журналист Андрей Мурашов (работавший в то время в Москве), будущий губернатор Сергей Жвачкин, теперь уже бывший мэр Николай Николайчук, телеоператор Олег Мутовкин и бомж Виталя. Читаю подпись к его портрету: «По слухам, бросил пить, женился, вставил зубы, купил машину и работает инженером. Ну и дай Бог!».

– Он все равно уже помер, — комментирует Леонтий. — Снова запил.

«Я — сибирский валенок»

Внезапно мы вернулись к тому, над которым и работал Усов в настоящее время — сибирскому валенку. Этот валенок уже второй, Усов хочет сделать из него в будущем еще один памятник в Томске.

– Нас обзывают по-всякому. В Москве, в Питере, смеются, говорят: «Да че с ним, тупой, как сибирский валенок», — то есть уничижительное обращение к сибиряку. Но надо всегда минусы переводить в плюсы. Да, я сибирский валенок, самая лучшая обувь, ничто еще лучше не придумано для наших условий. И у меня там сделано: замок висит, как серьга — это значит, мы надежные. Замок — это крепость. Кто в 1941 году спас Москву? Сибирские полки. Вообще, сибиряки все заводы перевезли сюда, все работало. Это надежность. Далее там идет, он весь разношенный, дырки, нитки торчат, да потому что Москва и прочие неправильно понимают выражение великого Ломоносова: «Богатство России Сибирью прирастает». Сделали колонии и выкачивают все. А дальше поворачиваешь — две пуговицы: но, все-таки, мы дисциплинированные. Но верхняя пуговица, как в армии, всегда расстегнута — немножко свободы. Глаз — все видим. Нога приподнята, и скрепка торчит — чувствуем опасность. И палец длинный торчит, устремлены вверх, как Гагарин. Я делаю копию поменьше — для работы, чтоб показать начальству. И если его сделать два метра, к примеру, это будет как Чехов, к нему в первую очередь будут приезжать.

Усов обращается ко мне:

– Уху будем есть?

– Ну, да.

Тут стоит сказать снова о помещении мастерской скульптора. Дело в том, что это практически дом, здесь есть все, что нужно цивилизованному человеку.

– Тут у меня склад для дров, — показывает Усов. — Здесь кухня, туалет. А тут я иногда ночую, редко.

На одной из дверей висит табличка «ул.Усова».

– Это мне ребята на день рождения подарили. Отодрали где-то, — смеется скульптор.

«Серьезное» и «Смешное»

Выставки Усова проходили в США, Франции, Финляндии. И, тем не менее, наибольшую славу художнику принес именно Чехову, стоящий на берегу Томи. Памятник этот был поставлен на народные средства. Писатель изображен в гротескном и карикатурном виде: в пальто, нелепой шляпе, перекошенных очках, босиком с непропорционально большими ногами. За спиной у писателя зонт. Этому памятнику уже десять лет. Убрать Антона Палыча хотели неоднократно, до блеска натерли ему нос, сломали пенсне, как-то умудрились оторвать ручку зонтика и насовали мелочи в карманы. Там же все 10 лет проводятся «Чеховские пятницы» — абсолютно неформатное творческое мероприятие, где может выступить любой.

– Нужно быть нетомичом, чтобы на такое решиться. Вот, у меня внук — томич в первом поколении, потому что я родился в Архангельской области, а сын у меня в Ачинске. Томич бы вряд ли за это взялся. И многим этот памятник не понравился, и многие на меня обиделись из-за него за то, что я заставил их посмотреть на Чехова глазами пьяного мужика — такая трагедия в жизни некоторых людей, а мне — счастье, что я умудрился прикоснуться к искусству. Я могу даже книги показать.

Усов выносит три книжки. Две из них — собрание сочинений Чехова: «Серьезное» и «Смешное». Обложку «Смешного» украшает фотография томского памятника. Третья книга куплена скульптором в Лондоне и называется «Шелковый путь». На одной из ее страниц снова этот же самый памятник.

Третья делегация за месяц

Под вечер в гости к Усову приходит делегация из девяти человек — сотрудники Научной Библиотеки ТГУ. В течение целого часа скульптор держал внимание суровых женщин и одного не менее сурового мужчины: показывал работы и читал стихи своего друга Олега Афанасьева.

Спустя час: групповое фото и масса благодарностей от делегации.

– Надо чтобы были слайды для изучения студентам, — говорит библиотекарь Валентина Крылова.

Усов дает гостям огромную красную книгу отзывов. Эта книга — уже третья, начата чуть больше полугода назад. Благодарные гости уходят, скульптор читает отзыв и говорит:

– Вот, третья делегация, а месяц еще только начался. Завтра еще 20 человек придут.

230 ДТП и губернатор Далее в рубрике 230 ДТП и губернаторСнегопад в Томске парализовал движение в городе Читайте в рубрике «Общество» Михаил Ефремов. Давно народныйИсполнилось 55 лет замечательному актёру, которого злые языки предлагают лишить звания Михаил Ефремов. Давно народный

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»